Философская антропология жертвы: сакрализация, управление, дизайн

Руководитель проекта: Корецкая М.А.

Участники: Иваненко Е.А., Савенкова Е.В., Сериков А.Е.

Работа над проектом поддержана Фондом РФФИ, проект № 19-011-00872, выполнение проекта рассчитано на 2019–2021 годы.

Ключевые слова:философская антропология жертвы, жертва, жертвоприношение, биополитика, homo sacer, коллективное тело, медиа, пострадавший, травма, сакрализация, виктимизация, управление жертвами, дизайн жертвы

Аннотация проекта: Цель проекта заключается в том, чтобы исследовать имеющую место в современности трансформацию антропологической роли жертвы, ее актуальные социо-культурные функции, ориентируясь на три взаимосвязанных аспекта процесса социального конструирования жертвы: сакрализацию, управление, дизайн. Основная гипотеза: главная функция жертвы - формирование солидарности, которое в архаических обществах достигалось в рамках легитимного ритуала жертвоприношения, полностью подпадающего под категорию сакрального и напрямую учреждающего социальный порядок. Но в современном пространстве биополитики имеет место различие между жертвой священной и жертвой-пострадавшим, чьи напрасные страдания должны быть по возможности компенсированы, причем второе значение, совершенно не типичное для архаики, сегодня симптоматичным образом превалирует над первым. Сегодня путь к солидарности лежит по большей части через негативные аффекты вмененного сострадания пострадавшим и гнева в адрес виновников, и во многом зависит от того, возникнет или нет вокруг жертв-пострадавших квазисакральный ореол. В этом смысле общество по-прежнему является скрытым адресатом жертвоприношения, однако сам акт жертвоприношения в значительной мере дискредитирован. Зато жертвы подлежат присвоению и за них может быть вменена ответственность. Поэтому помимо изучения достаточно проблемного в современном контексте процесса сакрализации исследование будет направлено на анализ того, как осуществляется биополитическое управление жертвами как капиталом. Управление жертвами, включающее в себя процесс конструирования, сегодня погружено в медиасреду и подлежит медиарепрезентации, что позволяет говорить не просто о конструировании, но о дизайне жертвы, что ориентирует нас на исследование визуальности, перформативности и проективности этого процесса. Таким образом сакрализация, управление и дизайн как аспекты феномена жертвы, включенного в современное социальное поле, будут исследоваться во взаимосвязи друг с другом.
Актуальность исследования обусловлена остротой социальных проблем, связанных со столь неоднозначным феноменом жертвы в современности и настоятельно требующих изучения. Так, несмотря на то, что террор принято осуждать как абсолютное зло и ему противодействовать, поскольку он целенаправленно ориентирован на производство жертв, пресечь эту практику в ее разнообразных проявлениях не удается, терроризм становится повседневной угрозой, оказывая влияние на социальный порядок, отношения, идентичности и т.п. Рассматриваемые в исследовательском проекте вопросы не являются отвлеченно метафизическими, но имеют также практический и этический смысл, поэтому исследование находится в логике практического поворота в философии и будет способствовать формированию новой методологической оптики, востребованной для философской аналитики актуальных проблем современности.
Новизна проекта заключается в разработке и обосновании идеи о том, что неоднородность как феномена жертвы в современности, так и понятия жертвы (священная жертва и жертва-потерпевший) является ключом к пониманию того, как трансформируются антропологические характеристики в контексте реалий биополитики. Проект позволит вписать в новый смысловой горизонт и концепцию культурной травмы, и виктимологические исследования, а также поставить во взаимосвязь с темой жертвы, на первый взгляд, казалось бы, мало связанные с ней эффекты современного культурного и прежде всего, медийного, пространства, такие как дизайн, хайп, продьюседж, снафф, и тд., что откроет новые исследовательские горизонты и создаст дополнительное научное пространство и для медиафилософских исследований, и для философской антропологии, открывая возможности для введения таких концептов, как дизайн жертвы, коллективное тело жертвы, экономика жертвы и т.д.
Исследование предполагает поэтапное изучение феномена жертвы в трех заявленных аспектах: сакрализация, управление, дизайн. Промежуточным результатом станет ряд статей, последовательно отвечающих на поставленные вопросы. Итогом работы станет подготовка текста коллективной монографии.
В целом исследование позволит осуществить шаг вперед в направлении эффективного противодействия социокультурным угрозам, терроризму и идеологическому экстремизму, и иным источникам опасности для общества, экономики и государства.

Промежуточный отчет 1-го периода

Первый год проекта в соответствии с планом исследования был посвящен аспекту сакрализации жертвы. Сакральное трактовалось исследовательской группой в перспективе перформативного поворота гуманитарного знания, то есть понималось как эффект ситуативно активируемых ритуальных практик. Поэтому исследовались не столько онтологические и антропологические характеристики жертвы как сакрального объекта, сколько сакрализация жертвы как социальный процесс, неоднозначность которого в современной культуре и являлась фокусом анализа. Была поставлена проблема сочетания метафизического и эмпирического уровней исследований в рамках философской антропологии жертвы, обозначена перспектива для формирования новых методов философской аналитики за счет вовлечения дополнительных методологических приемов, направленных на работу с эмпирическими данными (контент анализ, семантический анализ, case studies и film studies, а также техники работы с большими данными).

Понимание сакрализации как результата перформативного изъятия кого-либо, кто становится жертвой, из пространства повседневных связей, потребовало поставить вопрос о роли жертвы в политиках исключения и практиках солидаризации в более широкой социально-антропологической перспективе, чем это обычно делается в таких областях гуманитарного знания о жертве, как виктимология, с одной стороны, и культурная антропология с другой. Обоснована гипотеза, что прототипическим следует считать именно человеческое жертвоприношение. Показано, что поскольку в современности традиционная практика жертвоприношения табуирована, его социальные функции могут выполняться, замещаясь ситуативными аналогами (фигуры пострадавших в катастрофических событиях, таких как катастрофы, теракты и т.п. замещают жертв жертвоприношения). Были исследованы различные аспекты трансформации жертвы насилия в сакральную жертву; роль социальной маргинализации в производстве жертвы как амбивалентной фигуры (святой и скверной, исключенной и консолидирующей, пострадавшей от насилия и готовой к самопожертвованию). Показана зависимость феномена виктимблейминга от теологического горизонта, дана генеалогия веры в справедливый мир, а также показана генеалогическая связь фигуры «жертвы насилия» с «божественным насилием». Двойственная фигура жертвы исследована в качестве приоритетной точки сборки коллективного тела. Показано, что жертва может в перформативном смысле учреждать «народ» в качестве сакрального коллективного субъекта политической теологии.

Исследованы консолидирующие аффекты, которые ритуалы, связанные с жертвами (как жертвами жертвоприношения, так и жертвами насилия) и памятью о них, позволяют канализировать и перекодировать, переключая эмоции сочувствия, гнева, энтузиазма, скорби из масштаба воздействия на микрогруппы (семья, сообщества утраты) в макрогрупповой масштаб (народ, нация, человечество). Показана роль новых медиа в процессах консолидации коллективного тела вокруг фигуры жертвы и с точки зрения создания эффектного образа жертвы, и с точки зрения сетевого, а не иерархического способа сборки коллективности, и с точки зрения одновременного существования этого тела в онлайн и офлайн режиме. Выявлены характеристики "жертвенного тела" в горизонте биополитики и информационных технологий. Показано, что информационная волна хайпа может быть понята в качестве ритуала, что объясняет чрезвычайную информационную емкость событий, маркированных жертвами. Были открыты новые исследовательские перспективы для изучения феномена власти жертвы, природы ее самореферентности и формирующихся форм жертвенного поведения в современном обществе.

Результаты исследования нашли отражение в 18 научных статьях (опубликованных и принятых к публикации) и были представлены в качестве 13 докладов на конференциях Российского и международного уровня, защищена 1 докторская диссертация.

Публикации за 1 год работы проекта

 

Промежуточный отчет 2-го периода

Второй год работы проекта был посвящен анализу проблемы управления жертвами. Управление рассматривалось во взаимосвязи трех аспектов: политик жертвы, администрирования культурой виктимности и сообществами утраты, экономики жертвы. Ключевые стратегии политического и экономического управления жертвами выявлены в горизонте биополитики. Также исследованы принципы формирования самого конструкта жертвы (дизайн жертвы). Ключевой тезис этого этапа научного проекта: жертва - это универсальный инструмент управления в пространстве биополитики. Для подтверждения этого тезиса исследованы эффекты общественной жизни, связанные с культурой виктимности, наделяющей жертву сверхценным моральным статусом. В этом контексте предложена концептуальная рамка виктимократии (власти жертв), позволяющая понять, как меняется функционирование институтов власти под влиянием культуры виктимности и каковы ключевые черты экономики жертвы.

Показана специфика административного управления жертвами, складывающаяся в культуре виктимности. Для этой цели дан анализ эвристического потенциала концепции «культуры виктимности» Б. Кэмпбелла и Д. Мэннинга и реконструирована генеалогия этой культуры. Показано, что культура виктимности полностью ориентирована на задачу этического и идеологического обеспечения биополитического социального менеджмента, что объясняет возникновение культа безопасности («сейфитизм»). Проанализированы параметры смещения от комплекса культурной травмы к культуре виктимности; показано, что феномен микроагрессий появляется как эффект переопределения насилия в биополитическом ключе. Рассмотрены попытки импортирования культуры виктимности в российскую университетскую среду на примере кампании 2020 года против харассмента. В контексте связи биополитики и некрополитики на материале медийных войн памяти вокруг мемориалов на расстрельных полигонах рассмотрено управление коллективной памятью, культурной травмой, сообществами утраты и мертвыми телами жертв репрессий. Тема политического и экономического управления жертвой раскрыта также через многоплановое исследование конкретного феномена практик стихийной коммеморации: использования плюшевого мишки в качестве меморабилии на стихийных мемориалах.

В рамках темы экономики жертвы (понятой как система производства, потребления, обмена и распределения жертвы как капитала и ресурса) поставлена проблема нарастающего производства жертв внутри техногенной, биогенной и социокультурной сфер человеческой деятельности. Новый феномен виктимократии раскрыт в качестве особой социокультурной формации, чувствительной к жертве насилия и обладающей достаточными ресурсами для усиления общественной реакции и управления ею. Показано, что современное медиализированное пространство социального включено в работу экономики жертвы, сформировавшейся на фоне адаптации социальных порядков под новые условия глобализации. Представлен эмпирический анализ петиций change.org как характерного инструмента цифрового гражданского активизма. Обнаружены закономерности экономики жертвы в алгоритмах действия цифровых петиций. Обоснован вывод, что цифровые петиции являются маркером зон, восприимчивых к конструкту жертвы насилия в аспекте уязвимости. Выявлен экономический смысл производства и потребления зрелища страданий, показано, что коллективный зритель сегодня обладает инстинктом политика и экономическим мышлением, так как умеет принимать в расчет капитал жертв. Выдвинута гипотеза, что функция отбора кандидатов на роль жертв в современном распределённом жертвоприношении реализуется различными вариантами страхования жизни и здоровья: добровольное страхование может быть рассмотрено как аналог отрицательного отбора в жертвы. На примере случая Энн Софи Хингст исследованы механизмы культурного присвоения в контексте феномена виктимократии, проблематизированы тенденция чрезмерного доверия жертве, монетизация сакрального и капитализация жертвенного статуса.
Повышенный интерес к образу ребенка-жертвы рассмотрен в контексте экономики внимания, лежащей в основе анализа потоков пользовательского интереса, формирующего цифровые экономические отношения.

Продолжено исследование маргинальных жертв как феномена культуры. Предложено различать два типа маргинальных жертв: жертвы отличные от статистически модальных и жертвы, отличающиеся от массмедийного прототипа идеальной жертвы. Выдвинута и обоснована гипотеза о том, что если жертвоприношение и аналогичные ему формы поведения являются культурной универсалией, то предрасположенность человека к принятию и принесению жертв должна проявляться в детском поведении, аналогичном жертвоприношению. Гипотеза проверена с помощью анализа ситуаций, типологически похожих на ситуации жертвоприношения на материале художественных текстов, описывающих детское поведение. Также выдвинуто предположение, что для того, чтобы искусственный интеллект мог полноценно понимать человека и вести себя как человек, он должен разделять человеческие предрасположенности к восприятию мира и других людей, к взаимодействию с ними, а значит и быть способным к принятию и принесению жертв.

Результаты исследования нашли отражение в 15 научных статьях и тезисах (опубликованных и принятых к публикации) и были представлены в качестве 4 докладов на конференциях.

Публикации за 2 год работы проекта

  • Иваненко Елена Анатольевна. Fiat victim! Жертва как фиатная величина в горизонте биополитики. (на материале фильма «Джокер» 2019). 2020
  • Сериков Андрей Евгеньевич. Концептуальный конструкт «поведение» в теории поля Курта Левина. Гуманитарный вектор, 2020, 15 - 4, 180-187
  • Сериков Андрей Евгеньевич. Типичные формы предрасположенности детей к принятию и принесению жертвы. 2021
  • Сериков Андрей Евгеньевич. Предрасположенность детей к принятию и принесению жертвы (на основе анализа детских рассказов Н.Носова). 2020, 462-466
  • Сериков Андрей Евгеньевич. Маргинальные жертвы как феномен культуры. 2020, 2 - 2, 95-100
  • Сериков Андрей Евгеньевич. Понимание ИскИном ценностей человека и воспитание готовности принять жертву (по мотивам произведений Теда Чана и Иэна Макьюэна). 2020, 315-322
  • Сериков Андрей Евгеньевич. Страхование жизни и здоровья как аналоги элементов человеческого жертвоприношения. 2020, 126-128
  • Корецкая Марина Александровна, Иваненко Елена Анатольевна, Савенкова Елена Владимировна. Мишка тедди в логике замещения: эфемерная природа меморабилий (на материале современных практик стихийных коммемораций). EINAI: Проблемы философии и теологии, 2021
  • Иваненко Елена Анатольевна. Маленькое красивое эссе о способах взаимодействия с чужим страданием, написанное под влиянием Гребенщикова, Бурдье и Чулиараки. 2021
  • Савенкова Елена Владимировна. Доверяя жертве. Случай Мари Софи Хингст и то, что появится после.. 2021
  • Иваненко Елена Анатольевна. Дэдпул и теодицея: мир справедливой смерти. Международный журнал исследований культуры, 2020, 39 - 2, 64-78
  • Сериков Андрей Евгеньевич. НЕПОНИМАНИЕ ЧЕЛОВЕКОМ САМОГО СЕБЯ КАК ИСТОК МАРГИНАЛЬНОЙ ВИКТИМНОСТИ. Международный журнал исследований культуры, 2020, 132-142
  • Савенкова Елена Владимировна. Ребенок как символический капитал. Монетизация внимания к образу ребенка-жертвы в социальных сетях. 2020, 115-116
  • Корецкая Марина Александровна. Экономика жертвы и жизнь как ценность: vita sacra/nuda vitа/dolce vita. 2020, 61-64
  • Корецкая Марина Александровна. Кампус и его жертвы. Культура виктимности в университетской среде, ее этическое, политическое и антропологическое измерения. 2021
  • Корецкая Марина Александровна. Маргинализация жертвы и политическое тело народа. Stasis, 2021
  • Корецкая Марина Александровна. Расстрельные полигоны как руины памяти: переприсвоение жертв и мертвые против мертвых. 2021
  • Иваненко Елена Анатольевна. Эффект Джокера: виктимократия в условиях экономики жертвы. Журнал социологии и социальной антропологии, 2021
  • Иваненко Елена Анатольевна. Change.org как форма «случайной политики». Анализ русскоязычных петиций. Полис. Политические исследования, 2021

Комментарии

 
 



О тексте О тексте

Дополнительно Дополнительно

Смотрите также: