Et cetera от Виталия Лехциера

Верхний Чегем

1

Фотография, камера, вдох,

безраздельно господствует топос,

предок, воздух, предписано топать

до источника, чтоб не засох.

Пить айран и купаться в грязи,

побираться тропой терренкура,

а какая там выйдет фигура 

из печенки – покажет УЗИ.

 Бейся в теннис, скачи на коне –

все равно ты не станешь джигитом,

чабаном, терапевтом и гидом

по кавказской прицельной войне.

 Акмеизм сероватых хребтов,

минеральной воды преизбыток –

ледниковый надежный напиток –

вяжет трубочки алчущих ртов.

2.

Распишись, выбирай сама,

охра, хор, хичины, хурма,

Санчо, пончо, двойной дуплет,

без прописки, но следом в след.

 Место, тесто, картошка фри,

прибыль сразу дели на три,

выйдь  на Волгу, зайди домой,

носом - по ветру, хвост - трубой.

 Сельдью в бочке тащись на юг,

три рубашки, две пары брюк,

ключ на вахте, лицо в пуху,

рыльце, стало быть, на слуху.

 Сколько денег оставил тут!

Слава богу, одет, обут,

свет горчичный, вечерний йод,

после свадьбы не заживет.

 3.

Скажи в тоннельной темноте,

а, может, не пойдем на ужин,

застыть в черекской тесноте.

 Совпасть с чегемской крутизной,

где пролегла моя граница,

водой упейся соляной.

 Кирпич, шпатлевка, Теберда,

погладь-ка белую рубашку,

прекрасна горная гряда.

 Почтамт, продукты, мерседес,

корми меня отборным мясом,

я волк, который смотрит в лес.

 Смотри, какая высота,

нельзя, я переодеваюсь,

удачной выдалась среда.

 Три тыщи метров над землей,

куда там лестничной одышке,

нырнуть, как в омут, с головой.   

 Ты выспалась, ну как спалось?

Ты лишь чуть-чуть взяла левее,

как сразу все оборвалось.

 4.

Овсянка в мерседесе, Кабарда,

абракадабра, мы проедем через

аул, смотри направо: там гряда.

 Там скотовод ведет себя ахти,

в пятнадцать тридцать подгребай на теннис,

на дискотеку в девять, без пяти.

 Деталь такая: храм стоит в Сентах,

стоит в горах одиннадцать столетий,

стоит вдали, стоит себе в сердцах.

 Дух перевел, теперь расправь хребет

скалистый или пастбищный, старейшин

и молодежь отправили в бювет.

 Ты - овцевод, ты пострижешь овец

и встанешь за прилавок, как заправский,

ты - овцевед, как брат твой и отец.

 Сыграем в Тетис, теннис отдохнет,

кругом эпоха минеральной ванны,

меня лишь карачаевец поймет.

 5.

Утюг включила? Выключи опять.

Я собираюсь пережить событье.

Как все поправить? Как тебя унять?

Катамаран, купаться здесь нельзя,

ищи в кармашке, там она должна быть,

поставь на место моего ферзя.

Просчитывай на пять ходов вперед,

на пять годков, на шесть десятилетий,

когда тебя с лица земли сотрет.

Тут будет банк лежать, давай, сдавай,

ну, кто на пляж потащит документы,

садись на лошадь, залетай в трамвай.

Сдувай шары, пакуй календари,

как Энди, аналитик упаковки,

потщательней намажься, не сгори.

И пусть она отстанет от меня,

ну, подождите, я готовлю воду,

так ты видал? что думаешь? Фигня.

6.

Где можно лампочку купить,

балкарский подсмотреть обычай,

тыщенку левую срубить,

как рубит просеку лесничий? 

Ты собираешься в кино?

орудуй ложкой побойчее,

гора ужалась за окном,

как сплющенный аланский череп.

До Кисловодска налегке

(почем билет?), кремнистый дао,

в моем литовском рюкзаке

Бахтин, чурчхелла и Бештау.

7.

Развалка вместо процедур,

прослушайте чревовещанье,

я сплю, как тебердинский тур.

 Калым, кобанский молоток,

домбайский чай в фуникулере,

мангала верткий поводок.

Подсказывают мне: не зря

прошел по собственному следу,

где пешка метила в ферзя.

Вращай песочные часы,

раскладывай свою четвертку,

как колются твои усы!

***

Рядом сядь. Говори, говори, но сядь.

Прихоть? Прихоть. Исполни же эту прихоть.

Посиди пять минут. Ну, замри хоть.

И ты считаешь, что я не прав?

Тогда поставь саундтрек с дудуком,

как тебе сбор парагвайских трав?

Чистый чабрец, подожди, не пей,

подожди, Wedding dance или Strange and Empty,

помнишь магическое: Измаил Бей?

И на холсте венеция каждый день

не успокаивает, наоборот заводит,

так и ты наводишь тень на плетень.

***

Эфир продолжит ствол из ФСБ

с глушителем, на тему перспективы 

судьбы национальной и т.п.

Отчет по НИР будь добр к четвергу,

не буду добр, уеду за границу

чегемскую, но к пятнице смогу.

Не заговаривайся, пей свой Эпивир,

не буду пить, пока не вспомню точно,

куда пропали Уорф и Сепир.

Эмир бухарский нам не подойдет,

мы сами оккупируем танцполы,

как степи оккупирует кайот.

Охранник верит в паспортный режим,

умножив пропускную неспособность,

сдвигай сюда, в тенечке полежим.

***

Обернись вокруг своей оси,

подъезжая к станции «Самара»,

на плечах с три короба неси.

Мизансцена: Лир и фармакон,

сигарета уезжает в тачке,

идь сюда, тебе Сатирикон?

Соблюдай легенду, как баран,

не видал хоккейные ворота?

Ханука, еврейский ресторан.

Десять лет спустя она зажглась,

дымовая шашка, тамбур вымер,

старая машинка завелась.

Если кто и спросит, не скажу,

почему курсирую так странно

вдоль себя, завяжешь? Завяжу

***

Имя –

одно на двоих

как и привычка бать горлом

колкости перевода с русского на русский

ежедневный мимезис взаимный

неслиянно и нераздельно -

приговор

гороскопа 

***

Пробуждение, продлись,

глаза откроешь –

и все забудешь,

 снова уснешь –

ничего не вспомнишь,

бодрствуй,

оставаясь

на кромке

***

Я не мог ее сделать тогда,

потому что, пока что, пока я,

воздух пепельный, сила-среда,

отчекань, как монету Тракая,

воскресенье, афиша, орган,

озерцо, волейбол на песочке,

открывается файл: Малиган

и программа для новой заочки.

Натяни до конца тетиву,

башмачок примиряя испанский,

кто наутро поедет в Хиву,

тот сегодня устроен по-барски,

тот утроен, размножен, разъят,

тонко собран, завинчен, приколот,

пусть идут вперемешку, подряд,

юг и запад, восток, серп и молот,

комиссар, обыватель, шаблон

документа, как гангстер палермский,

полон описей, взятых в полон,

весть летит с Дауканто на Невский.

В Минске путь до могильных холмов,

ближе к вечеру читка экспромтом,

ряд немецких искомых томов

в голове отоваренных оптом.

Гядиминас, Витаутас, ус

закрути в этих азах и узах,

деревянный скорбящий Иисус,   

гетто, оторопь, шорох мезузы.

Прыгни за борт, восполни пробел

в личном спектре хохляцкого жара,

кто кемалью горящей кипел,

не минует воздушного шара

в день субботний, в Литве, у стола,

рядом с Минтаутаса балконом,

незалежность таки завела

посполитую речь с фармаконом.

***

Летучую мышь накрыл газетой

прихлопнул

выкинул в окно

сообразив постфактум

о фольклорной основе случившегося.

***

Освежим! Мушкетер с канапе

уничтожит в секунду маслину,

не напраслину гонит мыслитель,

предрекая раскрутку ЧП.

Конференция, корпус, карман

шире, уже, чтенье Карана,

будь блажен даже после айрана,

у кого в голове таракан.

Дама пик исчезает в пике,

тормози у ближайшего бара,

и, пока не закончится пара,

перемешивай рис в дуршлаге.

 

 

НА ПУТИ В ВЕНДОВЕР

1. Перед отъездом

британский след ведет в тьмутаракань –
в турфирму, обновляющую паспорт,
достаньте М–ку, это что за ткань?

«Парламент» распечатан и почат,
бесплатный вход, осмотр палаты лордов
намеченный по плану, доступ в чат

неврозы визы, Бэкхэм восковой
и Тауэрский мост через Самарку,
договорись хотя бы сам с собой

обмен на фунты, Оксфорд – на груди,
звонки международные и карты,
предчувствуешь, что встанешь посреди

полет произойдет, потом by bus,
как лев, от Трафальгара до Авроры
обозревай во весь циклопий глаз

2. Через вокзал Малибон

англичанин кидает понты
в тэсках, в хаузах, в сервисах, в холлах,
помоги разобраться в приколах,
скушай сэндвич, забравшись сюды

всюду львы и соборы, Тюдор
крутит в день по четыре сезона,
полюбуйся на кромку газона
и отправь на язык помидор

вдоль трансепта, в Углу, вдалеке
как почувствовать что–нибудь кожей
с партизански–затравленной рожей,
с тварью комплексов на поводке?

3. День в Оксфорде

Посмотри напоследок
на роскошные площадки
и ботанический сад
очень большой
на все эти шпили
на «gargoyles, grotesques
and architectural details»
человек закрывает лицо руками
чтобы не видеть зла
другой усмехается
высунув язык
который оказывается фаллосом
устремленным в небо
надо же у тебя дрожала рука на башне церкви Св.Марии
одинокий стол с тетрадкой
на идеальном газоне Тринити колледжа
в ожидании лектора
естественный перформанс
поле для крокета
– на High street откуда мы начали
и день–то выдался теплый
возьми
почитай путеводитель

4. Колокол на Том Тауэр

Сто один удар колокола
каждый день
в 9,05 вечера
специально для каждого
из ста одного учеников
солнечные часы на башнях
горгульи кричат
как горящие протестантские монахи
шпили не дремлют
школяры отмечают день Св.Схоластики

5. С мыслью о пенициллине

утра – катарсис
высмаркивание
откашливание
чистка зубов
легких
днем – институт патологии в Оксфорде
где Флорей получил пенициллин
вечером – пантинг
по вышедшей из берегов реке Червелл
затем – паб с просмотром футбольного матча
и темный эль
утром – катарсис

6. Стадион Уэмбли

«Челси» – «Манчестер Юнайтед»
1:1
далее 0:3
по дополнительным пенальти
синие празднуют
красные в сердцах
подбрасывают нас до Вендовера
«Челский» – улыбаясь, уточняет Саймон
предпочитая болеть за «Ньюкасл»

7. На лестнице «Вестминстера»

В поезде на Вендовер прохладно
машины оборудованы кондиционерами
на башнях сильный ветер
как на Лондонском мосту
ведущем в собор Св.Павла
за спиной «Глобус»
внизу акция в защиту пернатых
просторное такси до Элсбери
настоящий холод в автобусе на Амершам
тепло только в деревенской песне
черного седого человека
на лестнице андеграунда «Вестминстер»
думай о чем–нибудь
переходя с места на место